Мы используем cookie
Во время посещения сайта «Магаданская областная филармония» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее
ПОНЯТНО, СПАСИБО

ФИЛАРМОНИИ НУЖЕН СВОЙ ЗАЛ!

Новости культуры · 29-12-2021 · 520

Без малого тридцать лет проработала в Магаданской областной филармонии Ирина Барило. В преддверии ее переезда на материк она дала интервью Игорю Дадашеву, поделившись воспоминаниями о годах жизни и работы на Колыме

– Ирина Викторовна, расскажите о своем пути в культуре, как давно вы работаете в филармонии?

– В культуру вообще, и в филармонию, в частности, я пришла в июле 1992 г. То есть, я чуть-чуть не дорабатываю до тридцати лет. Пришла сюда на должность начальника отдела кадров. Потом, в 1996 г. я стала заместителем директора Магаданской филармонии. И после ухода из жизни Владимир Зиновьевича Куперштейна, в 2013 г. я исполняла обязанности директора филармонии, а в 2014 г. меня назначили директором. В филармонию меня привел случай. Можно я не буду рассказывать свою предыдущую историю. И я здесь задержалась. Потому что культура мне всегда была интересна. Я любила музыку, хотя не имела музыкального образования, но она была мне близка. И в филармонии задержалась почти на тридцать лет. Но теперь пришло время покидать Север.

– Ирина Викторовна, рано или поздно многие магаданцы задумываются над тем, чтобы, выйдя на пенсию, переехать в теплые края. С каким чувством вы уезжаете на материк?

– С двоякими чувствами. С одной стороны, как бы пришло время, до 2017 г. я вообще не задумывалась о том, чтобы уехать, а потом в один момент наступил перелом. Захотелось в тепло, поближе к родственникам, тяготит длинная зима. Так что я стала готовить почву для переезда. Это с одной стороны. А с другой, конечно, болит душа за неустроенность коллективов. Это очень больной вопрос. Не имея своего помещения, я уже не говорю о своем концертном зале, просто вообще не имея своей базы, очень сложно работать Магаданскому Русскому оркестру, который базируется в колледже искусств. Есть свои нюансы, трудности. Не менее сложно и ансамблю «Энэр», потому что он тоже находится не в своем здании. Есть проблемы и с кадрами в «Энэре». Хотя в ансамбле новый руководитель, Светлана Михайловна Гиуна. Коллектив не остался без руководства. Но отсутствие собственного помещения вносит большие трудности в работу. Потому что все эти здания ограничены расписанием работы, туда сложно попасть в вечернее время. А у нас, как вы понимаете, концерты проходят по вечерам. И особенно стало трудно работать из-за пандемии коронавируса. Не имея своего зала, мы можем работать только в театре, или тут, в Центре культуры. И здешняя сцена, откровенно говоря, нам обходится дороговато. И потом здесь тоже свои мероприятия. А нам выделяют понедельник, иногда вторник. То есть, такие дни, которые не всегда удобны для наших зрителей. Театр? Как можно влезть, извините за это слово, в репертуар театра? У него тоже свои трудности. У нас коллективы большие. Если идти в театр, то тоже немало проблем возникает. Раньше мы много давали концертов в школах и детских садах. Небольшими составами. И у Русского оркестра, и у ансамбля «Энэр» много детских программ. Сейчас из-за ограничений по коронавирусу нам закрыт доступ в школы и детские сады. И получается, что наши коллективы остаются невостребованными. Меня это очень беспокоит. Когда недостаточно концертов, это негативно влияет на артистов, в отсутствии постоянного концертного «драйва» они расхолаживаются. Следующий сезон, я думаю, тоже будет сложным в этом плане. Может быть, все наладится, войдет в свою колею. Наши два коллектива в год делали больше ста концертов по школам, детским садам, а сейчас невероятно сложно организовать выступление. Также сложно кого-то сюда привезти на гастроли. Тоже боятся ехать. Потому что частенько бывают отмены. А это же связано с авиабилетами, с планированием концертов. Коллективы, которые едут в Магадан из Москвы, тратят здесь четверо суток. А в случае отмены концерта эти даты у них пропадают, они не могут нигде больше поработать в эти дни. Поэтому сейчас многие опасаются ехать к нам из-за ограничений по ковиду. Но я все-таки надеюсь на лучшее.

– Ирина Викторовна, ведь изначально филармония базировалась в здании театра, вместе с радиокомитетом.

– Да, и вместе с библиотекой им. А.С. Пушкина.

– И наш театр вместе со всеми другими учреждениями, соседствовавшими с ним, был, да и по сей день остается центром притяжения культуры. В каждом областном центре имеется филармония. Город, где есть театр и филармония, несомненно, культурный центр всего региона. Оглядываясь назад, сравнивая то, что было в советское время и двадцать-тридцать лет назад, что изменилось, что улучшилось, что потеряли в филармонической деятельности за прошедшие годы? Как менялась работа филармонии, как она влияла и продолжает влиять на культурную жизнь магаданцев?

– Когда я пришла в филармонию в 1992 г., филармонию тогда же возглавил Владимир Зиновьевич Куперштейн. Он немного поменял структуру филармонии. Работая с кадровыми документами, я это видела. В советское время в Магаданской филармонии было девятнадцать коллективов. И работа велась планомерно. Кроме наших собственных девятнадцати коллективов, по линии Росконцерта был выстроен гастрольный график, согласно которому в Магадан приезжали другие коллективы со всей страны. И наши коллективы тоже ездили по всему СССР. Работа, конечно, проводилась большая. Наша заслуженная артистка России Тамара Николаевна Федорова, пока была жива, очень любила рассказывать, как она была в Охотоморской экспедиции. Кстати, это было в 1992 г. Концерты проходили на кораблях. Их там ждали, встречали, вертолетами артистов доставляли на сейнеры, рыболовецкие базы. Желанными гостями были наши артисты в поселках области. Много выступали в промышленных, горных предприятиях, в артелях. Потом, когда пришла рыночная экономика, то никто нам уже не выделял времени на посещение трудовых коллективов. У частного руководства компаний были другие планы и нас видеть они не особенно жаждали. В постсоветское время резко снизилась гастрольная деятельность. Однозначно, она практически прекратилась. Сами знаете, как в 1996 г. резко уменьшилось население в области. Наш оркестр в последний раз ездил на гастроли в 2016 г. с великолепной программой и исполнителями, которых мы привезли из Воронежа и Москвы. Но зрителей в каждом поселке было по семьдесят-восемьдесят человек. И в то же время жители на трассе всегда обижаются, что к ним никто не приезжает. Недавно Русский оркестр ездил на Палатку с программой «Нитью единой». На наш концерт пришло около сорока человек. Что могу сказать? Мы просто за это время потеряли своего зрителя. Вы бываете у нас на концертах, видите, что залы неполные. Несмотря на ограничения, мы продаем семьдесят процентов мест, но все равно зрителя мы потеряли. Во-первых, тот зритель, который приходил к нам на концерты классической музыки, когда мы проводили фестивали «Магаданская весна», сколько лет мы его проводили! Тот зритель уже уехал, а молодого зрителя, к сожалению, никто не воспитал. Потому что образовательные учреждения не заинтересованы в посещении наших мероприятий. Никто не приводит на наши концерты школьников. И нас в школы не пускают. Воспитательный процесс прервался. Я думаю, что в театре вы тоже это чувствуете. Молодежь перестала ходить на концерты и спектакли. Им, видимо, не интересно все это. Я все время вспоминаю одну историю, когда к нам приехал великий виолончелист Борис Андрианов, и одна бабушка взяла своему внуку билет на этот концерт, потому что он учился в музыкальной школе на виолончели. Пришла домой мама и сказала, зачем ты это сделала? Ему некогда, нечего ему слушать на концерте виолончель, ему хватает занятий в школе. Вы понимаете какая история. Мальчик учится играть на виолончели, а слушать ему эту музыку не надо. Действительно дети загружены, я понимаю. Но такие события бывают, может быть, один раз в квартал, и не каждый год приедет к нам этот виолончелист, которого слушает вся Россия и Европа. Его не так просто заполучить на гастроли. Но нет. И это обидно, конечно. Но, наверное, жизнь такая. Или то, что мы так далеко находимся от центра, но концерты классической музыки перестали практически посещать в Магадане. Очень сложно убедить в том, что нужно слушать классическую музыку, также, как и учить детей в музыкальной школе. Потому что это не только культурно развивает, но и интеллектуально. Я читала в одной статье, где очень подробно описано, почему нужно детей учить музыке и почему нужно слушать именно классику. Потому что практически все великие люди учились музыке. Раньше это было очень распространено. Если вспоминать о наших филармонических коллективах, то все они уехали, кто в Москву, кто в Новосибирск. Когда я пришла в 1992 г., у нас еще было три детские группы и один взрослый коллектив «Душа народа» Тамары Николаевны. С этими четырьмя группами мы делали больше двухсот концертов в год. Потом эти люди, кто состарился, кто уехал, кто умер, и в 1997 г. было принято решение передать ансамбль «Энэр» в штат филармонии из Центра народного творчества и придать коллективу профессиональный статус. В том же году в наш штат был принят Магаданский Русский оркестр. Он был создан за год до этого на базе колледжа искусств из педагогов и студентов. И началась немного другая работа. Стали проходить большие концерты, к нам начали приезжать первоклассные исполнители, народные артисты Советского Союза, такие как Владислав Пьявко, Елена Образцова. Это были незабываемые концерты. Очень много тогда работал оркестр с исполнителями мирового уровня. Оркестр, я думаю, так и будет продолжать работать. Вот закончится эта пандемия. Мы все на это надеемся. И опять будут к нам приезжать артисты и будут работать с Русским оркестром, и гастроли будут, и джаз будет. Надеемся, что и Юрий Башмет снова приедет к нам, и Владимир Спиваков, сейчас много молодых талантливых пианистов, скрипачей. И будут они к нам приезжать.

– Ирина Викторовна, как формируется репертуар филармонических концертов? Как вы отбираете гастролеров, ведь вы привозите к нам и академических музыкантов, и джазовых, и литературно-музыкальные композиции, и спектакли.

– Ну спектакли мы в последнее время уже не привозим. Я вернусь к наболевшей теме – отсутствию зрителей. Артисты, которые приезжают к нам, тратят здесь четыре дня, поэтому они хотят приехать на два спектакля. Чтобы было, как минимум два выступления, или приезд в Магадан был бы в рамках гастрольного тура по Дальнему Востоку, чтобы было определенное количество концертов или спектаклей, позволяющих окупить расходы и получить прибыль. В Магадане просто нет такого числа зрителей, чтобы они пришли на два спектакля. Поэтому театральные постановки мы стали брать очень редко. Если только такой спектакль, который будет оправдан в финансовом плане. А как формируются гастрольные планы? Во-первых, не все соглашаются сюда ехать. В основном, мы подстраиваемся под график артистов, которые едут на гастроли по Дальнему Востоку. И тогда они с удовольствием заезжают и к нам. Потому что у нас зритель очень хороший, хоть и немногочисленный, но качественный. И все артисты после концерта всегда остаются довольны реакцией зала. И во-вторых, по положению о филармонической деятельности, у нас остались классические концерты, джазовая музыка и литературно-музыкальные спектакли. Из филармонического жанра убрали цирковое искусство, эстрадную музыку. У нас остались только три вида зрелищного искусства. Они входят в госзадание, что обеспечивается финансированием. А остальное, если и удается нам взять, то только на условиях самоокупаемости. Но это все очень дорого получается. Хотя у нас есть теперь и неплохое оборудование, но все упирается в отсутствие собственного концертного зала. В зале Центра культуры 490 мест, окупить гастроли с таким количеством мест очень сложно. Был бы в Магадане зал хотя бы на 800 мест, нам было бы проще работать. Во-первых, это сцена, во-вторых, это объем, вместимость зала. Это соответствующее звукоусиливающее оборудование. Но, к сожалению, у нас в городе пока с залом никак.

– Ирина Викторовна, концертный зал на 800 мест ведь надо еще построить. В Магадане просто нет таких сооружений и никогда не было.

– Естественно. В каждом городе, я не скажу, что всюду, где есть филармония, имеется подобный большой зал, в Хабаровске в филармонии всего 400 мест, но там есть и другие сценические площадки, где можно провести концерт, тот же музыкальный театр, рассчитанный на 1200 мест. Из всех городов Дальнего Востока такая острая проблема у филармоний осталась только на Сахалине и у нас. Но на Сахалине что-то уже строят. Не было зала на Камчатке, им передали в оперативное управление бывшее здание кинотеатра, переоборудованное под концертный зал. И вообще в любом областном центре филармония – это визитная карточка города. Это здание, которое является его украшением. Конечно, его надо строить. И в таком красивом месте, в центре, где филармония станет лицом города, как и театр. Планы были такие в 2012 году. Как и деньги, запланированные на это строительство. Но жизнь показала, что пока это нереально в Магадане.

– Ирина Викторовна, не только пандемия внесла коррективы в вашу работу, но современные цифровые технологии, интернет. Вы проводите трансляцию концертов из ведущих российских залов. Насколько повлияло это на работу филармонии и востребованы ли концерты в виртуальном зале?

– Я бы не сказала, что они востребованы у зрителя. Если в первый год они еще посещались, мы проводим их два раза в месяц, раньше они шли первый и третий четверг ежемесячно, в новом году мы будем проводить их во второй и четвертые четверги, так на этих концертах у нас два-три постоянных зрителя, покупающие билеты на все концерты. И редко, когда у нас бывает десять человек. К сожалению, это так. Мы продаем билеты по чисто условной цене, по сто рублей. Никто не говорит о доходах, нам засчитывается количество зрителей. Понимаете, почему этот Виртуальный зал с одной стороны и нужен, а с другой мало интересен? Из-за разницы во времени. Мы не можем вести прямые трансляции. У нас очень большая страна. И все большие, значимые концерты, проходящие в залах им. П. Чайковского и С. Рахманинова в Московской филармонии, транслируются напрямую, когда у нас три часа ночи. И зрители, которые пришли к нам раз и другой, то поняли, что мы показываем им не прямую трансляцию. Да, это из архивов Московской филармонии. Мы не можем переписать этот концерт и показать в любое время, мы транслируем его из архива филармонии. Планировалось проведение лекций-концертов, но пандемия и тут сыграла свою роль. В 2019 г. Виртуальный зал начал свою работу, а в 2020-м его деятельность резко была ограничена. К нам не могут приводить детей, а взрослое население, к сожалению, не испытывает интереса к трансляциям концертов из Москвы. Но это не только в Магадане, такая ситуация по всей стране. Виртуальные залы хорошо развиты в таких регионах, как Белгородская область. Там из областного филармонического зала ведется трансляция в небольшие города, поселки. Что такое Виртуальный зал? Это компьютер и телевизор, и все транслируется напрямую. В Белгородской области около тридцати пяти таких Виртуальных залов. У нас наш Виртуальный зал находится в малом зале Центра культуры. Своих мероприятий мы там практически не проводим, потому что там нет хорошего рояля, и там маленькая сцена. Ни для «Энэра», ни для Русского оркестра она не подходит. А из большого зала мы трансляцию вести не можем. Хотя для музыкальных школ в поселках, находящихся на приличном удалении от областного центра, и чьи ученики не могут попасть в Магадан, мы могли бы транслировать концерты, но из большого зала это не получается, потому что там нет соответствующего оборудования. Так что Виртуальный зал у нас работает только в таком режиме. Хабаровские коллеги раньше тоже продавали билеты в свой Виртуальный зал, а сейчас перестали. Из Сахалина сообщают, что у них налажено сотрудничество с социальными центрами. Они с ними заключают договоры на коллективные посещения. Каждая филармония работает, исходя из складывающихся обстоятельств.

– Ирина Викторовна, с кем из мировых знаменитостей вам лучше работалось? К нам же несколько раз Юрий Башмет приезжал и другие звезды.

– С Башметом очень приятно работать. Юрий Абрамович – необыкновенный человек. Так же хорошо мы работали с Еленой Васильевной Образцовой, она – изумительная артистка, жившая сценой. Ей совершенно не нужны были какие-то особые бытовые удобства, Владислав Пьявко, с ними со всеми было работать одно удовольствие. Этим артистам нужно было только взаимодействие с оркестром. Их интересовали репетиции, сам концерт. Очень люблю «Теноров 21 века». Вот с кем приятно работать, потому что это очень творческие люди. У них столько задумок. И сейчас их руководитель Дмитрий Сибирцев возглавляет культурный центр «Меридиан» в Москве, в его подчинении Московский государственный академический хор В. Минина, изумительный коллектив. Д. Сибирцев тоже просится на гастроли к нам. Очень хотелось бы их привезти. Но пока с ограничительными мерами это очень сложно сделать. Мне довелось работать не только с классическими артистами, мировыми знаменитостями, и наши звезды тоже приезжали. С кем-то были проблемы, с кем-то нет. Очень понравилось работать с великолепным пианистом, романтиком рояля – Александром Гиндиным. Его работа оставила особый свет в душе. Хотелось бы его еще послушать. Я не знаю, где у меня будет еще возможность сходить на его концерт, но я обязательно схожу. Можно вспомнить наших замечательных виолончелистов, Дениса Шаповалова, Бориса Андрианова. Вообще со всеми классическими музыкантами легко работать.

– И с Дмитрием Коганом?

– Да, с ним тоже. Жаль, что Дмитрий Коган умер совсем молодым. Ему бы еще работать и работать. Он постоянно набирал мастерство. Дмитрий был очень требовательным. Хотя ему не нужно было никакое оборудование. Он брал скрипку, выходил и играл. И все слушали. Конечно, за тридцать лет много было прекрасных исполнителей. Сюда приезжал Игорь Бутман. Это музыка высокого полета. Исполнитель превосходный. Дважды за период моей работы приезжали к нам и «Виртуозы Москвы» с Владимиром Спиваковым. Прекрасные коллективы, спасибо им большое за то, что они сюда приезжали. Они очень востребованы там. Юрий Башмет, у него есть Дальневосточный фестиваль, и он не может проехать мимо нашего города. Хотя в последнее время срывался и сам фестиваль, и не было возможности к нам приехать. Но он готов приезжать хоть каждый год к нам. Конечно, это финансово затратно вести сюда большой коллектив. Спивакова привезти сложнее. Потому что его коллектив очень востребован. С большим удовольствием к нам приезжают джазовые музыканты. У них свои дальневосточные фестивали во Владивостоке, и они охотно к нам заворачивают по пути. Их у нас довольно хорошо принимают. Но насколько я понимаю, нашей публике достаточно двух джазовых концертов в год. Этого хватает. Поэтому мы стараемся что-то новое привезти. Всех джазовых музыкантов мы знаем. Как правило они привозят с собой зарубежных исполнителей. Для нашей публики – это интересно. На днях приезжали итальянцы. Концерт был очень интересным, действительно, предновогодним. Как говорили зрители, музыка была для людей. Кстати, почему вы не были на этом концерте?

– Увы, не смог, было свое мероприятие по работе. Ирина Викторовна, помните, девять лет назад мы отмечали 110-летие Вадима Козина? Программа фестиваля была обширной. В том числе в нем участвовали и юные музыканты детской филармонии, ученики музыкальной, хоровой и школы искусств, приехали и «Тенора 21 века». Как Магаданская филармония взаимодействовала со всеми этими участниками?

– На нас был торжественный концерт «Золотой век советского танго». Мы привезли «Теноров 21 века», подготовили их совместное выступление с Русским оркестром. Надо сказать, что наши гости, с такой же программой, работали в Московском доме музыке. И их концерты там тоже были приурочены к юбилею В. Козина. Так что Магаданская филармония была задействована в самом финальном концерте фестиваля.

– Вообще творческое наследие Вадима Козина в Магаданской филармонии довольно активно пропагандируется. В середине 2000-х к нам приезжал интересный исполнитель романсов Виктор Соломенцев с программой козинских песен.

– Да, Соломенцев к нам приезжал, и мы с оркестром записали этот концерт. У нас даже остались кассеты с этой записью. Соломенцев взял с собой фонограмму, записанную с пульта, увез в Москву и издал на кассетах. А потом прислал нам часть тиража. Великолепный был концерт. А вы же помните 1993 г., застали празднование 90-летия Вадима Козина?

– Да, конечно.

– Когда нам пришлось поработать с Иосифом Давыдовичем Кобзоном, и мы трехчасовые концерты слушали. И Кобзон был, и Петр Деметр. Много артистов здесь тогда было. Их, целую команду, привез Владимир Александрович Рубан, бывший директор Магаданской филармонии. Они и к Козину ходили, были в гостях, и участвовали в двух концертах в театре и в Центре культуры. А это здание только открылось после ремонта. Оно десять лет стояло на ремонте. И козинский юбилей был первым концертом, который тут провели после ремонта. Когда Кобзона водили по катакомбам закулисья, и ему даже негде было переодеться, потому что гримерки еще не были готовы, оборудования никакого не было. Моменты были интересные. А следующий фестиваль проходил в рамках «Магаданской весны», и была целая серия концертов. Приезжала к нам тогда Элеонора Беляева, потом Виктор Соломенцев, многие другие исполнители. К сожалению, эти времена прошли. Хотелось бы, чтобы все это возродилось. Может, когда-нибудь и возродится. Но для этого нужен свой зал филармонии, однозначно. Потому что очень сложно планировать гастроли, когда у нас не совпадают расписания рейсов самолетов, занятость зала, то есть, нам говорят, хорошо, мы к вам прилетим во вторник, а у нас в этот день в зале мероприятие. И все, у нас гастроли срываются. Очень обидно, когда в 2014-м открывался Год культуры, а Центр культуры снова стоял на ремонте. Приличный рояль наш, KAWAI, стоял здесь, а зал был на ремонте. По всему Дальнему Востоку проехал тогда с гастролями Денис Мацуев. Открывая Год культуры, он проехал Владивосток, Хабаровск, мог заехать и к нам. К сожалению, не получилось. И это моя самая большая боль и обида до сих пор. Его получить на гастроли очень сложно. А в рамках тура к открытию Года культуры такая возможность была. И сколько лет уже прошло, а этот упущенный шанс я забыть не могу.

– Ведь и у Башмета на пять лет вперед расписаны гастроли.

– Но у Юрия Абрамовича есть Дальневосточный фестиваль. И в рамках фестиваля он всегда находит время проехать по городам региона. Основная база фестиваля – это Хабаровск. Он проводит там серию концертов. Сегодня он дал там концерт. А следующий будет через два дня. И этого времени ему хватает, чтобы прилететь в Магадан. Также он едет во Владивосток. Там тоже есть свои промежутки между выступлениями. И мы выстраиваем его гастрольный маршрут. И когда к нам приезжает Башмет, и театр, и Центр культуры идут нам на уступки, потому что это Башмет. Это и выручка своя, есть возможность заплатить за аренду зала, но я хочу сказать, что все это заранее планируется. Начнется скоро новый год и концертное агентство, занимающееся выступлениями Башмета, начнет нас забрасывать письмами, что в апреле, с такого по такое-то число мы можем приехать. Предлагайте свои даты. И они потом учитывают наши даты, свои дни пребывания на Дальнем Востоке, и тогда все получается.

– Ирина Викторовна, не могу не затронуть тему сотрудничества нашего театра с филармонией. Как вы рассматриваете это сотрудничество, насколько оно плодотворно?

– Конечно, оно плодотворно. Мы делаем серию концертов. И без ваших артистов нам просто не обойтись. Это такие артисты, которых можно с полным правом назвать – любимцами публики. Как мы можем без них выступать? (улыбается). Даже вспомнить наш концерт «Пел в пути солдат». Как бы мы обошлись без ваших солистов? Сейчас прошел проект «Нитью единой», там была другая тематика, больше упор был сделан на фольклоре. Но сейчас ваши вокалисты снова у нас работают, готовят новые концерты. Также они работают с А. Горностаевым. В феврале планируем провести очередной концерт с Галиной Манаевой и Наталией Нерчевской. Будет концерт классической музыки. И им это тоже интересно. Другой жанр, не работа в спектаклях, а живой концерт. Они с удовольствие работают с Русским оркестром, потому что наш коллектив очень профессиональный. Несмотря на смену дирижера, оркестр не потерялся. Сергей Шумков очень музыкальный человек. У него отличается вкус и видение от Константина Есипова, и он набирает опыт и силу в руководстве. Что характерно для Шумкова, он общается с другими дирижерами, с московскими, с Артемом Беловым из Ульяновской филармонии часто контактирует, он помогает нам в музыкальном плане. Также помогает нам организатор и создатель Русского оркестра, бывший дирижер Анатолий Цепп. Поэтому я думаю, что Сергей Владимирович еще немного наберет опыта и оркестр зазвучит еще лучше, будет дальше существовать и развиваться. Сейчас он готовит на февраль новую программу. А 29 января вся наша страна будет отмечать 100-летие Московской академической филармонии. И совместно с театром мы будем проводить праздничный концерт в рамках этого Всероссийского мероприятия, в котором выступят и Симфонический оркестр театра, и наш Магаданский Русский оркестр, которые готовят программу из классических произведений. Я надеюсь, она будет интересной.

– Ирина Викторовна, в завершении нашей беседы не могу не задать свой любимый вопрос. Как в фильме «Доживем до понедельника», каково ваше определение счастья и счастливы ли вы?

– Что такое счастье, это сложно сказать. Это особое состояние души. Когда хочется жить, когда такое гармоничное состояние, когда хорошо твоим близким, окружающим, когда складываются хорошие отношения в коллективе, когда ты не чужой человек в нем. Должно быть некое спокойствие на душе. Не постоянно жить в стрессе, а заниматься своим делом, чувствовать, что ты нужен, востребован. И своей семье нужен. Сейчас, уезжая, думаю, что может быть, я и там буду счастлива.

– Непременно!

– Непременно (улыбается). Сложно сказать, что такое счастье. У каждого оно свое.

– Ирина Викторовна, что вы пожелаете магаданцам, коллегам, зрителям, перед расставанием, что оставите на память?

– Во-первых, всем желаю терпения. Пережить этот сложный период. У нас много было сложных периодов в жизни. Вы же знаете, то безденежье полное, когда нам зарплату не платили, то полная перестройка, когда мы перешли на рыночную экономику, но ведь перестройка случилась и в сознании. Очень сложно выходили многие люди из советского времени. И в то же время мы пережили это все. Разные периоды были. И сложности, и все хорошо и спокойно, и с удовольствием работалось. И зрители были. А сейчас снова сложный период. Я всем желаю терпения, пережить трудности. И немного раскрыться душой, подумать, что не только хлебом единым жив человек, но и тягой к искусству. Когда человек приходит на концерт классической музыки, он отдыхает душой. И в то же время классическая музыка побуждает его задуматься о чем-то вечном. У каждого своя мысль рождается в это время. А своим коллективам я желаю жить и процветать. Работать несмотря ни на что. И, возможно, когда-нибудь наша проблема будет решена. Потому что у филармонии одна проблема – отсутствие концертного зала. Я обращаюсь к нашим руководителям, хотя это тоже не от них зависит, но в какой-то степени и от них тоже. Без своего концертного зала филармонии очень трудно. Это и репетиционная база, и регулярные концерты. А жителей Магадана и области я поздравляю с наступающим Новым годом, желаю всем здоровья, счастья, благополучия, и успехов во всех начинаниях!

– Спасибо за интервью!

Беседовал Игорь Дадашев,

Руководитель литературно-драматургической частью

Магаданского государственного музыкального и драматического театра



Другие новости по теме:
Закрыть!